Оглавление
3. Произведения
3.1. Ахматова А.А. Стихи 3.2. Ахматова А.А. Поэзия 3.3. Блок А.А. Двенадцать 3.4. Блок А.А. Стихи 3.5. Блок А.А. Поэзия 3.6. Булгаков М.А. Мастер и Маргарита 3.7. Бунин И.А. 3.8. Введение в 20 век 3.9. Гоголь Н.В. Мертвые души 3.10. Гоголь Н.В. Ревизор 3.11. Гоголь Н.В. Шинель 3.12. Гончаров И.А. Обломов 3.13. Горький М. На дне 3.14. Горький М. Старуха Изергиль 3.15. Грибоедов А.С. Горе от ума 3.16. Державин Г.Р. 3.17. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание 3.18. Есенин С.А. Стихи 3.19. Жуковский В.А. 3.20. Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени 3.21. Лермонтов М.Ю. Поэмы 3.22. Лермонтов М.Ю. Поэзия 3.23. Мандельштам О.Э. Стихи 3.24. Мандельштам О.Э. Поэзия 3.25. Маяковский В.В. Облако в штанах 3.26. Маяковский В.В. Поэзия 3.27. Маяковский В.В. Стихи 3.28. Некрасов Н.А. Кому на Руси жить хорошо 3.29. Некрасов Н.А. Поэзия 3.30. Некрасов Н.А. Стихи 3.31. Островский А.Н. Гроза 3.32. Пастернак Б.Л. Стихи 3.33. Пастернак Б.Л. Поэзия 3.34. Пушкин А.С. Капитанская дочка 3.35. Пушкин А.С. Евгений Онегин 3.36. Пушкин А.С. Медный всадник 3.37. Пушкин А.С. Поэзия 3.38. Салтыков-Щедрин М.Е. Сказки 3.39. Слово о полку Игореве 3.40. Солженицын А.И. Один день Ивана Денисовича, Матренин двор 3.41. Твардовский А.Т. Стихи 3.42. Твардовский А.Т. Поэзия 3.43. Толстой Л.Н. Война и мир 3.44. Толстой Л.Н. Таблица персонажей Войны и мира 3.45. Тургенев И.С. Отцы и дети 3.46. Тютчев Ф.И. Стихи 3.47. Тютчев Ф.И. Поэзия 3.48. Фет А.А. Стихи 3.49. Фет А.А. Поэзия 3.50. Фонвизин Д.И. Недоросль 3.51. Цветаева М.И. Стихи 3.52. Цветаева М.И. Поэзия 3.53. Чехов А.П. Вишневый сад 3.54. Чехов А.П. Рассказы 3.55. Шолохов М.А. Тихий Дон

Прочитано 0%

3. Произведения Читать 0 мин.

3.41. Твардовский А.Т. Стихи

А.Т. Твардовский. Стихотворения: «Вся суть в одном-единственном завете…», «Я знаю, никакой моей вины…» «Памяти матери» «В краю, куда их вывезли гуртом…» «Как не спеша садовники орудуют», «Ты откуда эту песню», «Я убит подо Ржевом».

*** 

Вся суть в одном-единственном завете: 

То, что скажу, до времени тая, 

Я это знаю лучше всех на свете — 

Живых и мертвых,- знаю только я. 

Сказать то слово никому другому, 

Я никогда бы ни за что не мог 

Передоверить. Даже Льву Толстому — 

Нельзя. Не скажет, пусть себе он бог. 

А я лишь смертный. За свое в ответе, 

Я об одном при жизни хлопочу: 

О том, что знаю лучше всех на свете, 

Сказать хочу. И так, как я хочу

.- 1958 - 

*** 

Я знаю, никакой моей вины 

В том, что другие не пришли с войны, 

В то, что они — кто старше, кто моложе — 

Остались там, и не о том же речь, 

Что я их мог, но не сумел сберечь,- 

Речь не о том, но все же, все же, все же… 

- 1966 - 

Памяти матери 

Прощаемся мы с матерями 

Задолго до крайнего срока — 

Ещё в нашей юности ранней, 

Ещё у родного порога, 

Когда нам платочки, носочки 

Уложат их добрые руки, 

А мы, опасаясь отсрочки, 

К назначенной рвёмся разлуке. 

Разлука ещё безусловней 

Для них наступает попозже, 

Когда мы о воле сыновней 

Спешим известить их по почте. 

И карточки им посылая 

Каких-то девчонок безвестных, 

От щедрой души позволяем 

Заочно любить их невесток. 

А там — за невестками — внуки… 

И вдруг назовёт телеграмма 

Для самой последней разлуки 

Ту старую бабушку мамой. 

*** 

В краю, куда их вывезли гуртом, 

Где ни села вблизи, не то что города, 

На севере, тайгою запертом, 

Всего там было — холода и голода. 

Но непременно вспоминала мать, 

Чуть речь зайдёт про всё про то, что минуло, 

Как не хотелось там ей помирать, — 

Уж очень было кладбище немилое. 

Кругом леса без края и конца — 

Что видит глаз — глухие, нелюдимые. 

А на погосте том — ни деревца, 

Ни даже тебе прутика единого. 

Так-сяк, не в ряд нарытая земля 

Меж вековыми пнями да корягами, 

И хоть бы где подальше от жилья, 

А то — могилки сразу за бараками. 

И ей, бывало, виделись во сне 

Не столько дом и двор со всеми справами, 

А взгорок тот в родимой стороне 

С крестами под берёзами кудрявыми. 

Такая то краса и благодать, 

Вдали большак, дымит пыльца дорожная, 

— Проснусь, проснусь, — рассказывала мать, — 

А за стеною — кладбище таёжное… 

Теперь над ней берёзы, хоть не те, 

Что снились за тайгою чужедальнею. 

Досталось прописаться в тесноте 

На вечную квартиру коммунальную. 

И не в обиде. И не всё ль равно. 

Какою метой вечность сверху мечена. 

А тех берёз кудрявых — их давно 

На свете нету. Сниться больше нечему. 

*** 

Как не спеша садовники орудуют 

Над ямой, заготовленной для дерева: 

На корни грунт не сваливают грудою, 

По горсточке отмеривают. 

Как будто птицам корм из рук, 

Крошат его для яблони. 

И обойдут приствольный круг 

Вслед за лопатой граблями… 

Но как могильщики — рывком — 

Давай, давай без передышки, — 

Едва свалился первый ком, 

И вот уже не слышно крышки. 

Они минутой дорожат, 

У них иной, пожарный навык: 

Как будто откопать спешат, 

А не закапывают навек. 

Спешат, — меж двух затяжек срок, — 

Песок, гнилушки, битый камень 

Кой-как содвинуть в бугорок, 

Чтоб завалить его венками… 

Но ту сноровку не порочь, — 

Оправдан этот спех рабочий: 

Ведь ты им сам готов помочь, 

Чтоб только всё — ещё короче. 

*** 

— Ты откуда эту песню, 

Мать, на старость запасла? 

— Не откуда — всё оттуда, 

Где у матери росла. 

Всё из той своей родимой 

Приднепровской стороны, 

Из далёкой-предалёкой 

Деревенской старины. 

Там считалось, что прощалась 

Навек с матерью родной, 

Если замуж выходила 

Девка на берег другой. 

Перевозчик-водогребщик, 

Парень молодой, 

Перевези меня на ту сторону, 

Сторону — домой… 

Давней молодости слёзы, 

Не до тех девичьих слёз, 

Как иные перевозы 

В жизни видеть привелось. 

Как с земли родного края 

Вдаль спровадила пора. 

Там текла река другая — 

Шире нашего Днепра. 

В том краю леса темнее, 

Зимы дольше и лютей, 

Даже снег визжал больнее 

Под полозьями саней. 

Но была, пускай не пета, 

Песня в памяти жива. 

Были эти на край света 

Завезённые слова. 

Перевозчик-водогребщик, 

Парень молодой, 

перевези меня на ту сторону, 

Сторону — домой… 

Отжитое — пережито, 

А с кого какой же спрос? 

Да уже неподалёку 

И последний перевоз. 

Перевозчик-водогребщик, 

Старичок седой, 

Перевези меня на ту сторону 

Сторону — домой… 

- 1965 –

Дополнительно: 

 *** 

Я убит подо Ржевом, 

В безымянном болоте, 

В пятой роте, 

На левом, 

При жестоком налете. 

Я не слышал разрыва 

И не видел той вспышки, — 

Точно в пропасть с обрыва — 

И ни дна, ни покрышки. 

И во всем этом мире 

До конца его дней — 

Ни петлички, 

Ни лычки 

С гимнастерки моей. 

Я — где корни слепые 

Ищут корма во тьме; 

Я — где с облаком пыли 

Ходит рожь на холме. 

Я — где крик петушиный 

На заре по росе; 

Я — где ваши машины 

Воздух рвут на шоссе. 

Где — травинку к травинке — 

Речка травы прядет, 

Там, куда на поминки 

Даже мать не придет. 

Летом горького года 

Я убит. Для меня — 

Ни известий, ни сводок 

После этого дня. 

Подсчитайте, живые, 

Сколько сроку назад 

Был на фронте впервые 

Назван вдруг Сталинград. 

Фронт горел, не стихая, 

Как на теле рубец. 

Я убит и не знаю — 

Наш ли Ржев наконец? 

Удержались ли наши 

Там, на Среднем Дону? 

Этот месяц был страшен. 

Было все на кону. 

Неужели до осени 

Был за н и м уже Дон 

И хотя бы колесами 

К Волге вырвался о н? 

Нет, неправда! Задачи 

Той не выиграл враг. 

Нет же, нет! А иначе, 

Даже мертвому, — как? 

И у мертвых, безгласных, 

Есть отрада одна: 

Мы за родину пали, 

Но она — 

Спасена. 

Наши очи померкли, 

Пламень сердца погас. 

На земле на проверке 

Выкликают не нас. 

Мы — что кочка, что камень, 

Даже глуше, темней. 

Наша вечная память — 

Кто завидует ей? 

Нашим прахом по праву 

Овладел чернозем. 

Наша вечная слава — 

Невеселый резон. 

Нам свои боевые 

Не носить ордена. 

Вам все это, живые. 

Нам — отрада одна, 

Что недаром боролись 

Мы за родину-мать. 

Пусть не слышен наш голос, 

Вы должны его знать. 

Вы должны были, братья, 

Устоять как стена, 

Ибо мертвых проклятье — 

Эта кара страшна. 

Это горькое право 

Нам навеки дано, 

И за нами оно — 

Это горькое право. 

Летом, в сорок втором, 

Я зарыт без могилы. 

Всем, что было потом, 

Смерть меня обделила. 

Всем, что, может, давно 

Всем привычно и ясно. 

Но да будет оно 

С нашей верой согласно. 

Братья, может быть, вы 

И не Дон потеряли 

И в тылу у Москвы 

За нее умирали. 

И в заволжской дали 

Спешно рыли окопы, 

И с боями дошли 

До предела Европы. 

Нам достаточно знать, 

Что была несомненно 

Там последняя пядь 

На дороге военной, — 

Та последняя пядь, 

Что уж если оставить, 

То шагнувшую вспять 

Ногу некуда ставить… 

И врага обратили 

Вы на запад, назад. 

Может быть, побратимы. 

И Смоленск уже взят? 

И врага вы громите 

На ином рубеже, 

Может быть, вы к границе 

Подступили уже? 

Может быть… Да исполнится 

Слово клятвы святой: 

Ведь Берлин, если помните, 

Назван был под Москвой. 

Братья, ныне поправшие 

Крепость вражьей земли, 

Если б мертвые, павшие 

Хоть бы плакать могли! 

Если б залпы победные 

Нас, немых и глухих, 

Нас, что вечности преданы, 

Воскрешали на миг. 

О, товарищи верные, 

Лишь тогда б на войне 

Ваше счастье безмерное 

Вы постигли вполне! 

В нем, том счастье, бесспорная 

Наша кровная часть, 

Наша, смертью оборванная, 

Вера, ненависть, страсть. 

Наше все! Не слукавили 

Мы в суровой борьбе, 

Все отдав, не оставили 

Ничего при себе. 

Все на вас перечислено 

Навсегда, не на срок. 

И живым не в упрек 

Этот голос наш мыслимый. 

Ибо в этой войне 

Мы различья не знали: 

Те, что живы, что пали, — 

Были мы наравне. 

И никто перед нами 

Из живых не в долгу, 

Кто из рук наших знамя 

Подхватил на бегу, 

Чтоб за дело святое, 

За советскую власть 

Так же, может быть, точно 

Шагом дальше упасть. 

Я убит подо Ржевом, 

Тот — еще под Москвой… 

Где-то, воины, где вы, 

Кто остался живой?! 

В городах миллионных, 

В селах, дома — в семье? 

В боевых гарнизонах 

На не нашей земле? 

Ах, своя ли, чужая, 

Вся в цветах иль в снегу… 

Я вам жить завещаю — 

Что я больше могу? 

Завещаю в той жизни 

Вам счастливыми быть 

И родимой отчизне 

С честью дальше служить. 

Горевать — горделиво, 

Не клонясь головой. 

Ликовать — не хвастливо 

В час победы самой. 

И беречь ее свято, 

Братья, — счастье свое, — 

В память воина-брата, 

Что погиб за нее.

- 1946 - 

Прочитано Отметь, если полностью прочитал текст
Ништяк!

Решено верно

Браво!

Решено верно

Крутяк!

Решено верно

Зачёт!

Решено верно

Чётко!

Решено верно

Бомбезно!

Решено верно

Огонь!

Решено верно

Юхууу!

Решено верно

Отпад!

Решено верно

Шикарно!

Решено верно

Блестяще!

Решено верно

Волшебно!

Решено верно